КАТОЛИЧЕСКАЯ ЦЕРКОВЬ В ПЕРИОД НЕОЛИБЕРАЛЬНЫХ 70-Х — 80-Х ГГ. ХХ ВЕКА


Католическая церковь в период неолиберальных 70-х — 80-х гг. ХХ века

СОДЕРЖАНИЕ

После Второй мировой войны в Европе начинается активная секуляризация перестройки общественного сознания, происходившая в условиях утверждения новой экономической идеологии, призванной обосновать формирование общества «массового потребления» и «всеобщего благоденствия». Опорой его должны были стать благополучный «средний класс» и новый тип гражданина – носитель чисто светской морали, не отягощенной ограничительными христианскими нормами и принципами. В этих условиях в целях сохранения своего влияния западная церковь пошла по пути приспособления к новым либеральным стандартам, подстраиваясь под требования эпохи. В наибольшей степени это было характерно для протестантской теологии, которая настолько глубоко усвоила либеральное понимание прав и свобод человека, что стала совершенно безопасна для светской культуры, полностью вписавшись в отстаиваемый ею мировоззренческий плюрализм. Перед давлением модернизма не устоял и католицизм, но его путь был более сложным.

В первые послевоенные годы в условиях острейшего периода «холодной войны» Католическая церковь призвана была обеспечить сплоченность западного общества, и стоявший во главе нее Пий ХII не допускал никаких реформаторских отступлений, придерживаясь строго консервативных взглядов и жестко интегристской линии поведения. Но после его смерти и прихода к власти Иоанна XXIII (1958-1963) в католицизме начинается период глубоких перемен, самых серьезных со времен Тридентского собора (1545-1563). Они выразились в разработке программы «аджорнаменто», которая понималась как открытость новым веяниям изменившегося мира, «осовременивание» церкви и приведение ее в соответствие с духом времени. При этом идея папства о земной централизации церкви, как и учение о непогрешимости понтифика и его главенстве над всем христианским миром, никоим образом не ставились под сомнение, а, напротив, должны были усилить авторитет Ватикана как политической силы в условиях либерализации учения.

Модернистский поворот церкви был осуществлен на Втором Ватиканском соборе, ставшем поворотным событием в истории католицизма. Открывшись в октябре 1962 г., собор завершил свою работу в декабре 1965 г., приняв 16 документов, наиболее важными из которых были догматические конституции «О церкви», «О религиозной свободе», «О литургии», «Об экуменизме», «О церкви в современном мире», придавшие учению направленность христианского экуменизма. Однако эти обновленческие решения и последовавшая за ним практика имели для церкви самые серьезные последствия.

ЭКУМЕНИЗМ – РЕЛИГИЯ АНТИХРИСТА

Главным результатом их стало утверждение религиозного плюрализма и терпимости, приведшее к тому, что католическое учение стало приобретать все более размытый характер, а среди части католиков стал распространяться религиозный индифферентизм. Многие в церковном руководстве опасались, что ситуация выйдет из-под контроля. Кардинал Йозеф Ратцингер (будущий Папа Бенедикт XVI), бывший на соборе богословским консультантом, в связи с этим писал: «Принесенные собором результаты, как сегодня можно об этом судить, жестоко обманули ожидания всех… Папы и отцы-делегаты собора надеялись достичь нового католического единства, однако вместо него начались конфликты, переходящие, говоря словами самого Павла VI (Папа с 1963 г. - О.Ч.), от самокритики к саморазрушению. Вместо ожидавшегося прорыва мы, напротив, имеем дело с процессом постепенного упадка.» .

С конца 60-х годов церковь впала в состояние внутреннего кризиса и обмирщения, ускорившее дехристианизацию западного общества, которая активно продолжалась все 70-е годы. Именно в этих условиях к власти в Ватикане под именем Иоанна Павла II приходит Кароль Войтыла, понтификат которого длился 26 лет и 5 месяцев (1978-2005).

Основные направления деятельности нового Папы определялись теми переменами, которые произошли в западном мире во второй половине 70-х годов.

СВЯЗЬ США С ТЕРРОРИСТИЧЕСКИМИ ГРУППИРОВКАМИ и ИНТЕРЕСЫ ВАТИКАНА

В социально-экономическом и внутриполитическом плане они характеризовались переходом к неолиберальному курсу развития, означавшему постепенный демонтаж государства «всеобщего благоденствия», а в международных отношениях – обострением холодной войны, вызванным новым курсом американского руководства на жесткое противостояние с Советским Союзом. В этих условиях, стремясь к укреплению авторитета Ватикана как религиозной и политической силы, Иоанн Павел II задействовал все возможности для усиления своего влияния на мировую политику, взяв четкий курс на союз с атлантизмом.

Рассматривая в качестве своего главного противника материалистический атеизм и коммунизм и поставив перед собой задачу добиться возвращения религии в западное общество, Папа провозглашает «новую евангелизацию» Европы и всего мира, направленную на восстановление католических ценностей и позиций церкви не только в частной, но и в общественной сфере. Главной опорой Иоанна Павла II становятся ин-тегристские организации и новые католические движения традиционалистской направленности, которые объединяли духовность с повседневной жизнью или вносили ее в социально-политическую сферу. Они были призваны сыграть определяющую роль в восстановлении позиций католицизма. Речь идет в первую очередь о таких организациях, как орден Опус Деи, Легионеры Христа, Focolare, Общность и Освобождение, Ковчег, Община св. Эгидия, неокатехуменаты, Дочери Милосердия, различные французские движения «харизматического обновления», вдохновленные американским протестантизмом.

«Мозгом и сердцем» католицизма, определяющим новую политику Ватикана и деятельность церкви в целом, становится Опус Деи, полностью заменивший собой орден иезуитов, который на протяжении четырех веков играл ключевую роль в обеспечении контроля над сознанием элит. Это стало возможным в силу уникальных особенностей данной организации, до такой степени засекреченной, что в Испании, откуда она родом, ее называют «белой мафией».

Созданный в 1928 г. испанским священником Хосемарией Эскрива де Балагером (1902-1975) в условиях франкистской Испании Опус Деи явил собой принципиально новый тип орденского объединения, будучи первой секулярной организацией Католической церкви, утвержденной указом Пия XII в 1947 г. (окончательно утверждена 16 июня 1950 г.). Кроме духовенства, она включает в себя и мирян, которые могут «обрести святость» в мирских будничных делах, выполняя совершенным образом свои профессиональные обязанности в определенной общественной сфере. Эскрива ставил своей целью формирование «духовности мирян», которая фактически воспроизводила протестантскую этику с ее сакрализацией мирской деятельности, в которой человек призван полностью себя реализовать, добившись успеха и процветания. Не случайно многие исследователи определяют учение Эскрива как католический вариант кальвинизма. Выполнение любого дела рассматривается тут как религиозное служение и неразрывно связано со стремлением к лидерству и установкой на принадлежность к элите.
Эта устремленность на успех в миру обусловила изначальный интерес ордена к экономике, банковскому делу, к участию в государственных органах власти (при формально декларированном аполитизме), а также то особое внимание, которое он уделяет школам, университетам, центрам по подготовке менеджеров, экспертов по финансам и пр. Именно технократы и политики, связанные с Опус Деи, сыграли решающую роль в трансформации экономики и государственных структур Испании в 60-70-е годы после выхода страны из международной изоляции, приспособив ее к западноевропейским стандартам. Так что использование современных технологий для «всеобщей мобилизации мирян» стало главным новшеством ордена, разработавшим стратегию, исходящую из старого принципа: «Кто управляет страной, определяет ее религию».

Другая особенность Опус Деи, обеспечивающая крайнюю эффективность его работы, заключается в том, что он создан по модели секты, в которой жесткая структура управления, централизованное иерархическое устройство и железная полувоенная дисциплина (полное подчинение духовному руководству) сочетаются с сетевым типом организации. Орден основан на строго клерикальной и иерархичной конституции, в которой священники, объединенные в Священническое общество Святого Креста, играют определяющую роль и заняты просвещением мирян. Дисциплина выражается в строгом подчинении своему начальнику, в соответствии с указаниями Эскрива: «миряне могут быть только учениками», «если ты хочешь спастись, подчиняйся», «повинуйся, как повинуется инструмент в руках артиста, не останавливающийся перед тем, чтобы размышлять». В результате члены Опус Деи оказываются в закрытом, замкнутом мире, будучи абсолютно уверены, что именно здесь они достигают полной свободы самореализации.

Все члены общества подразделяются на три ступени. Первая – нумерарии (священники и миряне) – штатные, являющиеся полными членами организации и выполняющие руководящие функции, имеющие университетское образование, живущие в целибате, соблюдающие все обеты и правила, отдающие весь заработок в пользу организации ордена (20% членов). Вторую составляют аггрегати – штатные члены, которые также холосты и отчисляют часть своего заработка (25%). К третьей относятся супернумерарии – сверхштатные, состоящие в браке (55%)1. Важно отметить, что в ордене существует также категория «сотрудников», которые официально не являются членами организации, а числятся ее сторонниками. В 1950 г. орден получил согласие Ватикана на то, чтобы в списки этих «сотрудников» включались не католики и даже вообще не христиане, что резко расширяет круг его охвата.

В соответствии с этой структурой строится вся деятельность ордена, имеющая также трехуровневую систему

Главную роль играют официальные центры и учреждения, представляющие духовную прелатуру. Несмотря на то, что число священников не превышает 2,1% членов, они играют определяющую роль и выполняют главные управленческие функции. Затем идут организации, создаваемые правоверными мирянами, как членами, так и сочувствующими и симпатизирующими ордену. К ним относятся университетские центры, центры профессионального обучения, часто регистрируемые как фонды, культурные центры, ассоциации, институты, где и происходит рекрутирование основной массы молодежи. В названиях этих организаций не присутствует название Опус Деи, но они связаны с ним теснейшим образом на религиозном уровне. Часто Опус Деи берет на себя ответственность за духовные аспекты их деятельности, что указывается в соответствующих проспектах этих организаций («духовное воспитание доверено Опус Деи, личной прелатуре Церкви»). И, наконец, третий уровень включает в себя различные финансовые, политические и идеологические учреждения, также создаваемые людьми Опус Деи, но не связанные с орденом религиозными отношениями. К ним относятся личные фонды, работающие на международном уровне и связанные с банками и промышленными предприятиями, политические клубы и семейные ассоциации. Эти учреждения, создаваемые и в тех странах, где Опус Деи не имеет своего представительства, настолько скрытно внедрены в структуру ордена, что их очень трудно распознать. Руководители этих организаций действуют как частные лица, и орден не несет никакой ответственности за их действия. Данная система позволяет ордену проникать в различные сферы и вовлекать в свою деятельность широкий круг людей. По данным самого ордена, в настоящее время число его членов достигает 85 тысяч, при том что в деятельности связанных с ним организаций участвует около 900 тысяч человек2.

Уникальная религиозная и организационная дисциплина ордена и его методы «мобилизации» мирян сделали его незаменимым в условиях перехода церкви к «новой евангелизации». В конце 60-х – начале 70-х годов позиции Опус Деи настолько укрепились, что он поставил перед собой задачу осуществить глубинную «инфильтрацию» в тело церкви, главным каналом которой стал Римский центр встреч служителей культа (Centro Romano di Incontri Sacerdotali – CRIS), превратившийся в элитную организацию, где происходила обработка перспективных представителей духовенства, среди которых был и Краковский архиепископ, кардинал Кароль Войтыла3. Известно, что друг Войтылы и его соотечественник прелат Римской курии Анджей Мария Дескур был близок к двум ключевым фигурам Опус Деи – Портильо, ставшему главой ордена после смерти Эскрива в 1975 г., и Хулиану Эррансу Касадо. Именно Дескур и познакомил Войтылу с Портильо, после чего между ними установились тесные связи.
Сыграв важную роль в приходе Войтылы к власти4, орден поставил перед собой задачу добиться нового статуса внутри церкви, который позволил бы ему оказывать решающее влияние на политику Ватикана. Это произошло 28 ноября 1982 г. (день, который опусдеисты стали называть «исторической датой»), когда Иоанн Павел II принял апостольскую конституцию Ut Sit, в соответствии с которой ордену был присвоен статус «личной прелатуры» Папы, выводивший его из-под юрисдикции епархиального руководства, превращая фактически в самостоятельный, территориально не ограниченный диоцез5. Следующим этапом, укрепившим позиции ордена, стала осуществленная ускоренным темпами беатификация (причисление к лику блаженных) Хосемарии Эскрива в 1992 г., после которой Опус Деи окончательно «вышел из подполья», заставив замолчать своих оппонентов. Выяснилось, что он обладает влиятельными покровителями, среди которых были кардиналы Рат-цингер (уже тогда возглавлявший Конгрегацию доктрины веры), Анджело Содано (госсеретарь – человек №2 в курии), Поль Пупар и др. Орден, в частности, высоко оценил поддержку Ратцингера, присвоив ему в 1998 г. титул доктора honoris causa Наваррского университета в Пампелуне – одного из главных учебных центров Опус Деи6. А в 2002 г. состоялась такая же быстрая канонизация Эскрива, в результате чего его богословские идеи стали рассматриваться как часть Священного предания Католической церкви.

Благодаря отношениям глубокого доверия между понтификом и Опус Деи последний превратился в привилегированный, элитный отряд Папы. Некоторые исследователи утверждают, что орден настолько интегрировался в окружение Иоанна Павла II, что стал играть доминирующую роль, превратившись по существу в «церковь внутри церкви» . Ордену действительно удалось проникнуть на все уровни системы управления Ватиканом и, блокируя любую внутреннюю критику, последовательно проводить свои взгляды. Сила его заключается не в числе членов, представленных в курии, которое на первый взгляд является достаточно скромным, а в значении тех постов и должностей, которые они занимают. Речь идет о ключевых постах.

Орден поставил своего человека во главе одного из самых важных отделов в курии – пресс-службы Ватикана. Им стал нумерарий (мирянин) Жоакин Наварро-Валльс, к которому Папа испытывал глубочайшее доверие и который стал со временем одной из ведущих фигур в правительстве Ватикана, обеспечивавший создание нужного образа церкви в течение 22 лет. При нем пресс-служба отделилась от понтифи-кальной комиссии по связям с общественностью и превратилась в самостоятельный отдел Государственного секретариата, подчиненный непосредственно Папе и являющийся вместе с тем инструментом Опус Деи7. Другой важной фигурой, также формирующей образ Ватикана, стал нумерарий (священник) Йаго де ля Сиерва, возглавивший созданное в 2004 г. международное телевизионное агентство Rome Reports, представляющее в средствах массовой информации все главные события, касающиеся церкви и деятельности понтифика8. Один из двух кардиналов-членов ордена Хулиан Эрранс Касадо был непосредственным советником Папы и возглавлял Понтификальный совет по законодательным текстам и дисциплинарную комиссию (местное министерство юстиции) вплоть до своего ухода в феврале 2007 года в силу преклонного возраста. Именно он отвечал за интерпретацию значения и подтекста Кодекса канонического права, готовил декреты, тексты и проводил в жизнь решения понтифика. Во главе службы персонала Ватикана (местного отдела кадров) также стоял член ордена мирянин Джио Мария Полес.

Будучи представлен во всех отделах административного аппарата, конгрегаций и понтификальных советов, орден находится в курсе всего, что происходит в церкви. В Рим к нему стекается информация из всех подразделений, в которых благодаря жесткой системе подчинения составляются подробные отчеты о деятельности каждого члена ордена -такой возможности, естественно, лишены местные епископы и священники9. Все это обусловило его уникальную роль внутри церкви: аналитики называют его неофициальным центром ватиканской спецслужбы или главной разведывательной службой Папы, выполняющей важнейшие политические миссии благодаря использованию своеобразных методов и способов проникновения. Для деятельности Опус Деи характерны закрытый, секретный характер и «точечная» работа, то есть привлечение конкретных влиятельных, а по возможности, ключевых фигур, которые и становятся ядром «агентуры влияния» Ватикана. Орден не имеет официальных списков своих членов, сами члены не должны афишировать своей принадлежности к организации и хранят в тайне все, что касается методов их работы, в силу чего трудно установить те учреждения, которые с ним связаны. К тому же не существует и официальных финансовых отчетов, а печатный орган ордена «Хроника» доступен только нумерариям.

Главные направления деятельности Опус Деи, представляющие для руководства Ватикана первостепенное значение, – это, во-первых, обеспечение интеллектуальных разработок стратегического значения и, во-вторых, контроль за финансами.

Что касается первого, то орден призван решать важнейшую идеологическую задачу, заключающуюся в такой перестройке сознания европейских элит, которая обеспечивает полное принятие основных положений того англосаксонского неолиберального проекта, который стал последовательно осуществляться с конца 70-х годов. Идеологические установки ордена, представляющие собой своеобразный симбиоз неолиберализма и религиозного фундаментализма, явились фактически католическим аналогом теории экономической свободы Ф.Хайека, призванной оправдать уход государства из социально-экономической сферы общества.(Здесь и далее выделено мною. -О. Ч.) Они стали основой для разработки соответствующих учебных и исследовательских программ, осуществляемых в контролируемых орденом институтах и образовательных центрах10.

Вдохновителем этих неолиберальных идей стал американский Институт изучения религии и свободы им. Актона (Мичиган), а главным центром распространения – созданная в 1986 г. Международная академия философии в Лихтенштейне (1АР), тесно связанная с польским Люблинским католическим университетом (в нем преподавал Кароль Войтыла). В последнем сложилась своя теологическая школа, которая основывается на доктрине «вечной философии», взятой из идей Гуссерля. В соответствии с ними мир представляется в манихейском духе: все вещи изначально делятся на плохие и хорошие, а люди – на морально плохих и хороших, что фактически обосновывает тот элитарный подход, который так характерен для Опус Деи. Это философско-духовное течение, к которому принадлежит персонализм Кароля Войтылы и других польских теологов, тщательно изучается в 1АР, и именно на этом фундаменте орден стремится произвести «духовное обновление Европы». Ректор Академии Йозеф Серферт даже говорит о Школе ЛЛ (Люблин-Лихтенштейн), которую можно считать основным инструментом распространения господствующей католической этики11. На основе неолиберальных мировоззренческих установок формировалось уже новое поколение европейских политиков, финансистов, экономистов, пришедших на смену старым кадрам в конце ХХ – начале ХХ1 века.

Другая главная забота ордена – финансовое обеспечение и управление средствами Св. Престола

Располагая обширной финансовой сетью, орден обеспечил Ватикану обладание гораздо большей властью над банками, чем это было в эпоху христианских демократов12. Главной опорной структурой Св. Престола является Институт по делам религии (ИДР), называемый Банком Ватикана, который после разоблачения в начале 80-х гг. банкирско-мафиозной группировки Марцинкуса сумел восстановить свои позиции в результате соответствующей реформы, предпринятой Иоанном Павлом II в целях создания «положительного» имиджа ИДР. Важно также отметить, что, начиная с 80-х годов, среди направлений финансовой деятельности церкви на первом плане оказались США, в которых существует самая богатая католическая община. Именно сюда стали перемещаться инвестиции Ватикана, а в 1987 году в Вашингтоне был открыт специальный фонд Иоанна Павла II, сумма инвестиций которого в 1998 г. составила 44 млн. долларов13.

1 Ibid. P.62. Enquêtes et documents. Paris: Editions Golias,
2 Fourest C., Venner F. Op. cit. P.102.

3 Ключевой фигурой тут стал близкий к ордену архиепископ Вены, кардинал Кениг, связанный с «Великой национальной ложей Австрии». За три дня до открытия конклава по инициативе Кенига была проведена секретная встреча в папском колледже «Pio Latinoamericano», где ему удалось заручиться поддержкой некоторых кардиналов из Франции, Голландии и ФРГ в деле выдвижения Войтылы (См.: Путилов С. Зловещая поступь масонства //Православие или смерть: Публицистический альманах. М., №5. С.1; Normand F. La troublante ascension de l ‘Opus Dei // Le Monde diplomatique. Sеptembre 1995. P.22).

4 Hertel P. Op. cit. P.239-24G.

5 Опус Деи остается до сих пор единственной персональной прелатурой в Католической церкви.

6 HertelР. Op. cit. P.273.

7 Tincq H. L’usure d’un règne de près de vingt ans // Le Monde. 11 août 1997.

8 См. сайт: URL: www.romereports.com

9 В настоящее время Опус Деи представлен в 87 государствах и насчитывает 1654 прихода и центра пастырской опеки (http://ru.wikipedia. org/wiki/Opus_Dei).

10 L’Opus Dei: les soldats du communautarisme chretien

11 URL: http://www.communautarisme.net/L-Ous-Dei-les-soldats-du-communautarisme-chretien_a76. html.

12 В 1994 г. IAP создал Фонд в поддержку академии, во главе которого встал бывший глава итальянского государства и пожизненный сенатор Франческо Коссига (Terras Ch. avec la collaboration de P.Hertel et R.Libero. Opus Dei. Enquête au cœur d’un pouvoir occulte. Editions Golias, 2006. P.60-61).

13 Banque du Vatican: un paradis fiscal sur terre! URL: http://www.golias.fr/spip.php?article2369 Simmonot Ph. Op. cit. P. 754.

СОДЕРЖАНИЕ




Loading...


Похожее ...

Оставить комментарий

Почта (не публикуется) Обязательные поля помечены *

*

Вы можете использовать эти HTML теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>