КИТАЙ УСИЛИВАЕТСЯ В ПЕРСИДСКОМ ЗАЛИВЕ ЧЕРЕЗ ПАКИСТАН


Китай усиливается в Персидском заливе через Пакистан

Глобальная политика переживает смену ролей, что сопровождается войнами, переворотами и состязаниями за стратегические транспортные коммуникации. Наряду с Россией, судьба Китая — главная интрига и вызов англо-американскому доминированию в Евразии. Запад не желает отдавать России пальму первенства в борьбе за Азиатско-Тихоокеанский регион, способный обеспечить к 2040 г. порядка 70% мирового спроса на нефть. 

ОПЕК думает о будущем, констатируя в своем долгосрочном прогнозе, что львиная доля потребления нефти придется на Поднебесную. Пекин наращивает свое экономическое и политическое присутствие на Ближнем и Среднем Востоке, укрепляет позиции в Ормузском проливе, делая ставку на военно-морское сотрудничество с Тегераном: в сентябре 2014 г. стороны провели совместные учения в порту Бандар-Аббас. На фоне гражданской войны в Сирии и победе шиитов в Йемене Ормузский пролив, пропускающий ежедневно 17 млн баррелей нефти из стран Персидского залива (из 30 млн баррелей в сутки, добываемых ОПЕК), превращается в ключевую транзитную артерию между мусульманскими странами и внерегиональными державами.

Битва за Суэцкий канал

БИТВА ЗА СУЭЦКИЙ КАНАЛ

Иран доволен: теперь Западу будет сложнее давить на него в вопросах судоходства; «большой брат» с Востока держит руку на пульсе. Шииты в Йемене добавляют оптимизма Тегерану. Движение «Ансарулла» контролирует большую часть страны: аэропорт в Сане и порт в Ходейде, военную базу в Амране и нефтяные месторождения на севере. Шииты готовы пойти на выборы, чтобы легализовать свое положение. В их руках Баб-эль-Мандебский пролив, связывающий Красное море с Аденским заливом Аравийского моря. Теперь саудовцам остается уповать на Суэцкий канал и поражение президента Б. Асада в Сирии, способное открыть суннитским монархиям новый путь для транспортировки нефти и газа в Европу. Британия приходит на помощь, подписав 6 декабря с Бахрейном соглашение о создании военно-морской базы. Причем о своей инициативе кабинет Д. Кэмерона объявил еще в начале сентября, за несколько недель до китайско-иранских морских учений. Англичане и американцы с тревогой наблюдают за китайцами, которые превращают Индийский океан во внутреннее море. Не исключено, что в ближайшие месяцы Англия объявит о создании баз в ОАЭ и Омане. Индийцы также не скрывают своей озабоченности: океан, названный в честь их страны, может сменить хозяина.

Китай создает на территории Пакистана экономический коридор (China-Pak Economic Corridor (CPEC)), который сократит путь нефтегазовых танкеров с Персидского залива и Северной Африки в Поднебесную на 12 тыс. километров.

Пекин заявляет, что «коридор необходим для регионального развития». Это факт, который западные страны вынуждены принять. Соглашение о CPEC подписано в мае 2013 г. во время визита председателя Госсовета КНР Ли Кэцяна в Пакистан. По плану, транспортные магистрали берут начало в синьцзянском Кашгаре с последующим выходом на пакистанскую провинцию Белуджистан, в которой маршрут достигает конечного пункта — порта Гвадар, расположенного на берегу Аравийского моря. Порт Гвадар — китайско-пакистанская стройка, завершенная 20 марта 2007 г. До того как $248 млн, вложенные Пекином, не превратили Гвадар в глубоководный порт, это место представляло собой обыкновенную рыбацкую деревню. С 2013 г. права на эксплуатацию порта принадлежат Поднебесной.

Пришло время отбивать деньги

Тем более что 10 декабря цена на нефть упала до рекордной отметки 2009 г. Иран сделал Китаю очередной «подарок», объявив об увеличении суточной добычи до 4,8 млн баррелей. Это заявление усилило негативные настроения, опустив цену на Brent до $64,78 за баррель. Saudi Aramco не осталась в стороне, предоставив клиентам скидку в $2 на январские фьючерсы, Ирак снизил цену Basrah Light на $4, а Kuwait Petroleum скинула $3,95. Все только для Азии.

Пекин строит автомобильные и высокоскоростные железные дороги, а также нефтегазопроводы.

Пекин строит автомобильные и высокоскоростные железные дороги, а также нефтегазопроводы

Пекин строит автомобильные и высокоскоростные железные дороги, а также нефтегазопроводы

Президент Пакистана М. Хуссейн, посетивший Китай в феврале 2014 г., подтвердил готовность ускорить строительство экономического коридора. Глава КНР Си Цзиньпин высоко оценил старания своего коллеги. Проект вышел на «скоростную магистраль». От порта Гвадар, где будет построен международный аэропорт, в северо-западный Китай пройдет нефтепровод, аналогичный тому, что уже имеется с Казахстаном (через который китайцы импортировали более 86 млн баррелей нефти в 2013 г.) и Туркменистаном. МИД КНР считает коридор «драйвером, связывающим Южную Азию с Восточной». Пакистанский эксперт М. Хуссейн пытается оценить масштабы: «Проект сыграет решающую роль в региональной интеграции „Большой Южной Азии“, которая включает в себя Китай, Иран, Афганистан, простираясь до Мьянмы». Речь идет о межправительственном механизме, созданном между Китаем, Бангладеш, Индией и Мьянмой еще в декабре 2013 г. Тогда стороны договорились о создании экономического коридора Бангладеш — Китай — Индия — Мьянма (Bangladesh — China — India — Myanmar (BCIM) Economic Corridor). С помощью финансовых вливаний Поднебесная стремится избежать антикитайских коалиций в регионе. Ли Кэцян, посетивший Индию в мае 2013 г., призвал Нью-Дели совместно создать условия, с помощью которых Восточная Азия сумеет интегрироваться с Южной Азией. Китай играет по-крупному. Этот проект — крупнейшая (по населению) зона свободной торговли на планете. Стороны намерены объединить автомобильную, железнодорожную, водную и воздушную инфраструктуру.

Однако «флагманом» КНР остается экономический коридор с Пакистаном

В ноябре 2014 г. Пекин объявил Исламабаду, что правительство КНР и банки вложат до 2020 г. $45,6 млрд в энергетические и инфраструктурные проекты на территории Пакистана. Промышленно-коммерческий банк (ICBC) и Банк развития Китая подставляют кредитное плечо. По данным Reuters, из этой суммы $33,8 млрд пойдут на энергопроекты, а $11,8 млрд — на инфраструктуру. К 2017 г. на железнодорожное строительство потратят $3,7 млрд, а на автомобильные дороги — $5,9 млрд. Между Китаем и Пакистаном также проложат оптиковолоконный кабель стоимостью $44 млн. Только на модернизацию порта Гвадар китайская сторона затратит $622 млн. За все платит Китай.

КИТАЙ: МИРОВАЯ ФАБРИКА

Напомним, что еще президент Пакистана (2001-2008 г.) П. Мушарраф называл Гвадар «торговой столицей региона». Вот как генерал обозначил позицию Исламабада: «Мы заинтересованы в установлении торгового и энергетического коридора для Китая… Через порт Гвадар будет поступать сырая нефть из Ирана и Африки и транспортироваться по суше для северо-западных территорий Китая — Синьцзян-Уйгурского автономного округа». Участник двух индо-пакистанских войн (2 и 3), Мушарраф видел в этом проекте возможность его страны балансировать между Индией и Китаем, сохранить влияние Пакистана на региональную ситуацию. Неслучайно издание Diplomat назвало проект «нитью жемчуга» на «шее» Юго-Восточной Азии.

Исламабад и Пекин дорого платят за экономический коридор. Вазиристан продолжает лихорадить от множества терактов. Синьцзян имеет не более завидную перспективу. Такое ощущение, что «невидимая рука» сталкивает все возможные фигуры на шахматной доске в надежде сорвать CPEC. Цена вопроса настолько высока, что территория Пакистана может в ближайшее время разделиться на этнические и религиозные коммуны. Президент США Б. Обама имеет веские причины оставить войска в Афганистане: «Аль-Каида» и «Талибан» — сети, с которыми можно бороться повсюду, даже в соседнем Пакистане.

Оригинал публикации: http://cont.ws/post/68855




Loading...


Похожее ...

Оставить комментарий

Почта (не публикуется) Обязательные поля помечены *

*

code

Вы можете использовать эти HTML теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>