ПЕРЕДАЧА ЗЕМЕЛЬ КИТАЙЦАМ – УХОД ОТ РЕШЕНИЯ ПРОБЛЕМ РОССИЙСКОГО АПК


Передача земель китайцам - уход от решения проблем российского АПК

Намерение властей Забайкалья отдать в аренду сотни тысяч гектаров земли соседям из Китая вызвало неодобрение со стороны депутатов Госдумы, Общероссийского народного фронта и аграриев, ратующих за поддержку отечественного АПК через реформирование экономики, а не передачу угодий иностранным корпорациям. Часть потребностей внутреннего рынка в продовольствии удовлетворяется за счет импорта, в то время как породные земли зарастают травой – порядка 40 млн гектар угодий в нашей стране заброшено.

Конец сырьевой колонии

КОНЕЦ СЫРЬЕВОЙ КОЛОНИИ

Все их можно отдать в аренду Китаю с перспективой последующего заселения гражданами дружественного государства, но это не решит проблему развития сельского хозяйства России – отрасль, несмотря на продуктовое эмбарго, так и не получила должной господдержки. О том, чем опасны земледельцы из КНР и недружественная к отечественному производителю политика российских властей, рассказал президент ассоциаций “Росагромаш” и “Новое содружество” Константин Бабкин.

Иностранный “аутсорсинг” сельского хозяйства, предложенный руководством Забайкальского края, на первый взгляд, решает проблему заброшенных угодий в стране. Но можно ли рассчитывать на положительный эффект для отрасли АПК в целом?

- У нас в стране 40 млн гектар земли заброшено, хотя раньше мы ее обрабатывали. При всем этом мы даже себя не можем прокормить, потому что есть дефицит желающих заниматься сельским хозяйством и недостаток инвесторов. Однако я не думаю, что отдавать огромные угодья иностранным компаниям – это правильный выход. Нужно развивать собственное сельское хозяйство, а для этого – решать проблемы, мешающие идти вперед всей экономике.

Пора менять налоговую систему, схему распределения дотаций, снижать кредитные ставки. То, что мы отдаем огромные территории, фактически, под другую юрисдикцию – это уход в сторону от реальных проблем. Не надо забывать, что существуют и геополитические риски: Забайкалье – огромная территория, а населения у нас мало, и мы можем лишиться этой земли, если позволим заселиться туда китайскому народу

Но это не только геополитически, но и экономически неверное решение. Мы сейчас должны поддерживать колхозы малого и среднего размера, а не создавать огромные агрохолдинги с сотнями тысяч гектаров в пользовании. Это тупиковая ветвь развития, потому что искусственные образования не проживут долго, если не будут получать первоочередную поддержку государства.

То есть небольшие агрохолдинги могут быть экономически эффективными даже при минимальной господдержке?

Стратегия финансового капитала Германии

СТРАТЕГИЯ ФИНАНСОВОГО КАПИТАЛА ГЕРМАНИИ

- Речь не только об этом. Сельское хозяйство – это сложный бизнес. Нужно знать условия полей, историю развития хозяйства, на месте решать проблемы обслуживания техники. И подходить с душой. Если руководитель, который реально принимает решения, находится за две тысячи километров от самого хозяйства, то это становится слабым местом для фермы. Практика подтверждает гипотезу. В странах Евросоюза нет гигантских хозяйств, фермер с 3 тыс. гектар считается крупным землевладельцем, а средний размер хозяйств исчисляется сотнями и даже десятками гектар. И решения там принимаются в оперативном режиме, управление происходит более эффективно. А у нас в стране есть хозяйства до миллиона гектар, и такие большие агрохолдинги оказываются успешны только потому, что много лет ведется сознательная политика поддержки в первую очередь их. Им списываются долги, выдаются дотации, они получают технику в льготный лизинг. Естественно, они оказываются более конкурентоспособными. Но если помощь будет одинаково доступна и большим, и маленьким производителям, то я убежден, что хозяйства небольшого размера будут эффективнее.

Значит, на них стоит сделать ставку в развитии АПК: денег можно потратить меньше, а результат – лучше?

- Да. Если говорить о выводе сельского хозяйства из кризиса, то нужно стимулировать местных жителей, чтобы они сами развивали свое хозяйство, а не привозить инвесторов из Москвы, Китая или Германии. Необходимо создать условия для разработки собственных земель жителями Приморского края, Дальнего Востока, всех территорий России.

Ну, а плюсы какие-то в сдаче земель в аренду иностранным инвесторам есть?

- Я их не вижу. На последнем примере – дружба с Китаем? Да, нам надо дружить с КНР, но хорошие отношения можно налаживать за счет увеличения оборота торговли, а не с помощью отдачи огромных территорий.

Известно, что в Забайкалье 80% земель со времен распада СССР не используется. Почему даже продуктовое эмбарго не заставляет бросать собственные силы на поднятие целины?

- Это показатель деградации. Со времен СССР мы деградировали по многим направлениям экономики, не только в сельском хозяйстве. Все это объясняется одинаково: неправильная экономическая политика. Мы видим “задранные” кредитные ставки, дорогое топливо и сырье, причем цены искусственно подняты и намерено удерживаются Правительством. Земли брошены не только в Забайкалье, такая же ситуация в Костромской области, вокруг Москвы. Для того, чтобы что-то изменилось, нужно сделать приоритетом не мнимую борьбу с инфляцией, не накопление стабфонда, не членство в ВТО, а развитие производств. Если мы это пониманием, то надо снижать налоги, удешевлять кредиты – решать проблемы, о которых говорят промышленники, а не банкиры.

Вызов с Запада: начало новой эры

ВЫЗОВ С ЗАПАДА: НАЧАЛО НОВОЙ ЭРЫ

Воинственная риторика Запада способствует прочистке мозгов, все больше людей даже в Правительстве понимают, что надо поддерживать производство. Отсюда эмбарго. Но реальных изменений в политике нет. Ограничения на ввоз продовольствия в Россию помогают нашим крестьянам, они увеличили производство овощей, говядины, свинины, но это слабый эффект. Непонятно, насколько долго продлится запрет, и фермеры боятся, что их инвестиции в случае отмены эмбарго пойдут прахом. Пока что эмбарго – лишь надежда на оздоровление экономики.

Другой момент: чтобы наращивать производство, нужно увеличивать рынки сбыта, а у нас государство имеет пошлину на экспорт зерна, то есть, напротив, ограничивает сбыт нашей основной сельхозпродукции. Это ограничение не в пользу крестьян.

Недавно новый глава Минсельхоза Александр Ткачев объявил о том, что будут изменены правила предоставления субсидий на продажу сельхозтехники. И Вы выразили беспокойство, что в список претендентов на получение средств могут быть включены иностранные компании, производящие сборку техники на территории РФ, а не ее производство. Стали известны правила субсидирования?

- Я встречался с Ткачевым на днях, он заверил, что поддерживать иностранные компании Минсельхоз не планирует. Будем надеяться, что я слишком эмоционально воспринял его выступление. Но опасения остаются, сельхозмашиностроители постоянно живут в напряжении, так как в любой момент импортерам могут создать очередные льготы. И даже после слов Ткачева отечественные сельхозмашиностроители не могут расслабиться, потому что мы видим, как за счет средств бюджета происходит покупка очередной большой партии иностранных машин. К примеру, власти Волгоградской области субсидируют закупки только иностранной сельхозтехники.

Конкуренцию российским сельхозпроизводителям составляют не только иностранные компании, но и “дочки” отечественных, работающие за рубежом. Какие условия нужны для того, чтобы “Ростсельмаш”, например, перенес канадские производства в Россию?

- Если были бы созданы условия, то не только российские, но и иностранные компании захотели перенести производство в Россию. Но мы опять говорим о перестройке экономики: не только о снижении налогов, но и о снижении ставки Центробанка, о проведении обратного налогового маневра. Нужно, чтобы сырье в России подешевело, и если бы у нас была американская налоговая система, но бензин, например, стоил бы в два раза дешевле – уже этого хватило бы, чтобы оптимизировать процесс переноса иностранных производств в Россию. Эффект для экономики – сотни тысяч рабочих мест, а, значит, доходы бюджета, стабилизация социальной обстановки, возможность развития городов.

На нашем внутреннем рынке найдется место локализованным иностранным производствам?

- Сейчас мы кушаем иностранные продукты, ездим на иностранных машинах, работаем на иностранных тракторах. У нас практически все импортное, мы очень сильно зависимы, и это как раз та проблема, которую надо решать. У нас есть собственный рынок, который надо заполнять, и это важное преимущество России – огромный рынок, который можно расширять, укрепляя Таможенный союз. У нас много пространства, для того, чтобы работать, осталось сделать так, чтобы работать было выгодно. Но кредиты в стране стоят 18%, а не 3% и не 0,5%, в этом сознательная политика либерального крыла государства. Мы даже не слышим риторики от него, направленной на развитие экономики. Неудивительно, что у нас слабое собственное производство.

В некоторых регионах тоже не в восторге от программ развития отечественного сельского хозяйства, которые предлагает, в том числе, “Партия дела” и возглавляемые Вами отраслевые объединения. Власти Костромской области отказали в площадке выездному заседанию Московского экономического форума, на котором должна была идти речь о “костромской мечте” – модели несырьевого развития экономики. Что за конфликт произошел с региональными властями?

- В Костроме действует четкая установка областной администрации: про “Партию дела” ничего не писать, залы для мероприятий не предоставлять, по телевидению не показывать. Предпринимателям сказано, что если они войдут в список партии, то будут неприятности. Такое давление.

С чем это связано? Боятся чего-то. Вертикаль власти чувствует себя хрупкой, боится критики, боится глотнуть свежего воздуха, таким образом она охраняет свое благополучие. Это одна из причин того, что у нас в стране неэффективная экономическая политика и орудует коррупция – мало политической конкуренции.

С учетом того, с чем вы столкнулись, как оцениваете перспективы “Партии дела” и ее кандидата Юрия Крупнова на выборах в Костромскую областную думу?

- Сложно говорить о цифрах. Но я уверен, что мы наберем необходимый процент и пройдем в думу.

Реальное, насколько это позволяет официальная статистика, положение дел в сельском хозяйстве высветит вторая сельхозперепись в 2016 г. По итогам первой переписи 2006 г. выяснилось, что 25% угодий в стране заброшены. На Ваш взгляд, каких цифр стоит ожидать в следующем году?

Что такое ВТО? В чьих интересах в ВТО принимаются решения? Чем опасна ВТО?

ЧТО ТАКОЕ ВТО? В ЧЬИХ ИНТЕРЕСАХ В ВТО ПРИНИМАЮТСЯ РЕШЕНИЯ? ЧЕМ ОПАСНА ВТО?

- Думаю, что с тех пор вернулось в оборот несколько сотен тысяч гектар земель, не больше. В 2006 г. относились к сельскому хозяйству, как к “черной дыре”. Ему не помогали, считали, что мы не можем производить продовольствие, поддержка была минимальная. Риторика сейчас изменилась в лучшую сторону, денег выделяется намного больше, но сказать, что все стало отлично, нельзя. Приоритетом отрасль до сих пор не является, интересы аграриев приносят в жертву при вступлении в ВТО, мнимой борьбе с инфляцией, очередных попытках наполнить бюджет.

Оригинал публикации: http://www.odnako.org/blogs/peredacha-zemel-kitaycam-uhod-ot-resheniya-problem-rossiyskogo-apk/




Loading...


Похожее ...

Оставить комментарий

Почта (не публикуется) Обязательные поля помечены *

*

Вы можете использовать эти HTML теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>